Z-SMIK — технологии и наука

«Люди гибнут ночью, во сне…» Поговорили с карельским спасателем о страхах, неудачах и жизни после трагедий

17.12.2019 8:19

«Люди гибнут ночью, во сне…» Поговорили с карельским спасателем о страхах, неудачах и жизни после трагедий

Некоторые профессии в буквальном смысле заставляют людей балансировать между жизнью и смертью. Что значит постоянно ходить по краю, но не срываться и не давать сорваться другим, знают в специализированном пожарно-спасательном подразделении МЧС Карелии. Его несколько раз признавали лучшим на Северо-Западе и в стране. В конце ноября исполнилось 30 лет, как оно действует в республике. За это время его сотрудники выезжали на самые страшные трагедии: крушение самолета, Сямозеро, взрыв газа на Пробной. О чем в такие минуты думают спасатели, боятся ли они огня и как переживают неудачи — в интервью с начальником специализированной пожарно-спасательной части Карелии Евгением Ширлиным.

— Евгений Александрович, когда вы выбирали профессию спасателя, чем руководствовались?

— Люди попадают в пожарно-спасательную службу различными путями. Не секрет, что у нас много династий. У меня брат работал в пожарной охране, а я попал сюда, будучи студентом. Пришел поработать, а как засосало, так и остался. Это превращается уже в образ жизни, и без него очень тяжело. Во-первых, эта работа дисциплинирует. Мы находимся в постоянной готовности. В этом тоже положительные моменты есть, это организация твоей жизни. Ты к чему-то постоянно готов.

— Последние четыре года вы возглавляете спецподразделение. Чем оно отличается от остальных подразделений МЧС?

— Есть определенные риски по ЧС, на каждой территории они свои. В нашем крае возможны как крупные техногенные аварии, аварии на железнодорожном транспорте, так и аварии, связанные с неблагоприятными климатическими условиями. Под эти риски создаются определенные службы. В СПЧ эти риски учтены. От обычной части мы отличаемся тем, что можем проводить спасательные операции на воде, под водой, также тушить и пожары. Это делают одни и те же люди. Например, наши водолазы не просто сидят и ждут, когда им под воду. В обычные дни они занимаются тушением пожаров и проведением аварийно-спасательных работ. Их спектр подготовки шире. Мы живем немножко по другим канонам. У нас своя собственная программа подготовки, заточенная под специфику. Это служба радиационно-химической безопасности, ликвидация химических аварий, инженерная служба, технологии спасения. Грубо говоря, в одном человеке сочетаются в спецчасти порядка пяти дополнительных специальностей.

— Как в Карелии появилась специализированная пожарно-спасательная часть?

— История создания специализированных частей началась в далеком 1989 году после землетрясения в Армянской АССР, которое стерло с лица земли город Спитак и 26 прилегающих сёл. Число погибших перевалило за 20 тысяч человек. Тогда оказалось, что в Советском Союзе нет четкой налаженной системы ликвидации таких крупномасштабных ЧС. В то время пожарные части оказались практически бессильны: у них не было спецоборудования, спецтехники и специально обученных людей. Возник вопрос о создании специализированных пожарно-спасательных частей и отрядов для ликвидации крупномасштабных последствий.

— Вы ведь не просто начальник, вы продолжаете участвовать в ликвидации различных ЧС. О чем думается, когда едете на вызов?

— Есть определенный алгоритм, и нужно действовать по инструкциям, думать о способах спасения. Поэтому остальные мысли должны отойти на задний план. Когда едешь на вызов, тебе некогда обдумывать, справишься или не справишься.

— Помните свой первый случай, когда получилось спасти жизнь человеку?

— Да, конечно. Было мне 19 лет, я был студеном ПетрГУ. Учился на очном отделении и параллельно подрабатывал в пожарной охране, так как график был сутки через трое. Я прошел первоначальное обучение, сдал все зачеты на пожарного, и буквально, наверное, через месяц случился крупный пожар. Это произошло на улице «Правды», 25. Напротив дом деревянный горел, там был поджог. К сожалению, много людей оказались заблокированными. В тот день по городу было большое количество пожаров. Я помню, что все подразделения разъехались. А наше — второе отделение первой части — дежурило. Хорошо, что это было очень близко, и мы успели. Тогда мы, по-моему, спасли порядка 10 человек. Втроем. И я действительно понял важность своей профессия и то, что останусь здесь навсегда.

— А погибшие были в тот день?

— Нет, слава богу, мы всех спасли. Представляете чувство удовлетворенности молодого человека, когда совершил такой поступок.

— Эти эмоции всегда возникают, когда удается кого-то спасти?

— Ну, конечно, для нас положительный результат всегда воспринимается как удача. Это показывает оценку нашей деятельности, что мы все делали правильно, решительно, слаженно. Бывают, к сожалению, случаи, что люди гибнут.

— Можете рассказать о том, когда не вышло помочь человеку?

— М-м-м… Эти случаи всегда в голове остаются. Когда позднее обнаружение и так далее… Когда… Вообще, знаете, все психологи не дадут мне соврать, что пожарный помнит каждый свой пожар. Представляете объем информации, который хранится? Соответственно, случаи, которые тяжелые, особенно запоминаются. Самое страшное считается для нас, по моему мнению, когда страдают и гибнут дети.

— В вашей практике такое случалось?

— Конечно. Очень часть бывает. К сожалению, это нередко происходит из-за, так скажем, невнимательности. Где-то родители недоглядели, где-то еще кто-то. Когда случаются происшествия с детьми, много начинаешь брать на себя. Это наша общая вина, если страдают дети. Всех. Что недоглядели, недосмотрели. С детьми всегда можно предотвратить трагедию.

— Вы ликвидировали десятки пожаров. Скажите, что все-таки является основной причиной их возникновения?

— Как правило, практически во всех случаях — человеческий фактор. Где-то иногда и техника подводит, но всё это обычно по вине человека.

— Тогда как себя обезопасить? Есть ли универсальные рекомендации? Скажем, надо ли выключать все приборы из розетки, когда выходишь из дома?

— Доходить до крайности не надо, понятно, что холодильник вы не будете выключать. Но сейчас, если вы покупаете бытовую технику, достаточно проштудировать инструкцию, почитать о надежности прибора, посмотреть отзывы. Часто причиной пожаров становятся банально зарядные устройства для телефонов. Люди оставляют их в розетке, а их нужно в обязательном порядке вынимать. Дело даже не в качестве исполнения. Просто у каждого бытового прибора существует срок службы. И вообще желательно, чтобы любой электрический прибор находился под присмотром. Еще одна рекомендация, и я бы хотел настоять на ней, — это индивидуальные пожарные оповещатели. Сейчас они в свободном доступе продаются. Это дымовой оповещатель, который устанавливается в любой комнате. Стоит он совсем небольших денег от 150 до 500 рублей. Прибор срабатывает на дым и подает сильный сигнал. Зачем он нужен? Основная гибель людей на пожаре происходит во сне, ночью. Человек просто засыпает и не просыпается из-за отравления продуктами горения. Поэтому оповещатели я рекомендую ставить в каждой комнате. Они позволяют спасти жизнь.

— А вы боитесь огня?

— Ну, как вам сказать… Не то что я боюсь огня, я просто понимаю, что это такое. Для простого человека огонь — это самое страшное, что существует в природе. Ничто так человека не пугает, как огнь. Поверьте. Может быть, я не самые хорошие примеры вам приведу, но люди, спасаясь от огня, совершают порой ужасные вещи. Они понимают, что всё равно не выживут, но, тем не менее, они спасаются от огня. Пример: 11 сентября в Соединенных Штатах люди прыгали с 80-го и 90-го этажей. Не столько они боялись разбиться, упав с высоты, как сгореть заживо. Это, наверное, на подсознательном уровне. У животных проявляется такой же страх перед огнем.

— Какие это ощущения, когда вы входите в горящее здание?

— У вех разные ощущения. Кто-то немножко побаивается, кто-то, наоборот, на адреналине. Тут такое противоречивое чувство… В этот момент, как правило, основные мысли направлены на спасение человека. Люди должны понимать, что пожарный — не супермен, он из титанового сплава не сделан. Он такой же человек. И на нас действуют все силы природы, все химический вещества, огонь, вода. Просто мы более подготовленные люди.

— Подготовленные люди в специальных защитных костюмах. Чем это не супергерои? Костюмы ведь позволяют зайти в полыхающий дом?

— Да, но позволяют находиться там совсем недолго. При воздействии факельного пламени открытого горения костюма хватит всего лишь на несколько секунд. Одежда пожарного защищает в первую очередь от тепловых потоков, а не от открытого огня. Не может пожарный зайти в открытое пламя, это возможно только тогда, когда обработан участок и мы знаем температуру. То, что показывают в голливудских фильмах, как вбегают в огонь, это неправда. Вы знаете, что самое страшное в пожаре — это продукты горения? Если в комнате, не дай бог, сгорел квадратный метр обычного линолеума, выделяются вещества, которые достаточно два раза вдохнуть, чтобы человека уже никогда не вернуть к жизни. Даже если вы его вытащите и он не получил каких-то термических ожогов. Без экстренной помощи в этом случае спасти практически невозможно. Поэтому и для пожарного крайне важна защита органов дыхания. У нас есть специальные маски, но у них определенный срок защитного действия. Чем легче условия, тем дольше время защиты.

— То есть как в фильме, когда пожарные забегают, видят потерпевшего, сразу отдают свою маску и на себе выносят человека, это не действует?

— В хороших условиях наши аппараты позволяют находиться в непригодной для дыхания среде 30 минут — и всё. Сами понимаете, что такое 30 минут при полном отсутствии видимости. Пожарный всегда идет на ощупь. Да и, как правило, мы пешком там не ходим, все происходит ползком. И не забывайте, вам должно хватить воздуха на обратный путь. А если вы еще нашли пострадавшего, то делитесь своим воздухом с ним.

— Когда на пожаре вы находите человека, он начинает паниковать? Бывает ли, что потерпевшие в порыве эмоций срывают маску с пожарного?

— Конечно, и это бывает. В основном люди в такой ситуации уже подвергнуты панике. Человек понимает, что у него безвыходное положение. А дальше бывают разные состояния. Обычно это истерика. Дальше либо полный ступор, с такими проще работать, либо человек вообще не понимает, что с ним происходит. Тут уже все средства хороши. Как правило, в чувство приводим жестко. Схватили и побежали. Разбираться, оказывать какую-то психологическую помощь, в огне некогда. Это уже потом.

— Как вы справляетесь с переживаниями?

— Люди все разные, каждый по-разному справляется, случаи бывают довольно тяжелые, как с трагедией на Сямозере. В основном помогает коллективная работа. Самопроизвольно происходит взаимопомощь. Люди посидели, собрались, обсудили, где-то друг друга в чем-то успокоили. Наверное, один из залогов успеха — никогда не останавливаться, двигаться вперед, действовать. Тогда это позволяет отвлечься. А вообще, человек привыкает ко всему.

Источник

Читайте также
Редакция: info@zsmik.ru | Карта сайта: XML | HTML